Балтийский Варяг

«Корабли Рабоче-Крестьянского Военно-Морского Флота ни при каких
обстоятельствах не должны опускать флага перед противником,
предпочитая гибель - сдаче врагам трудящихся»

Корабельный устав РК ВМФ СССР. 1940 г.

Подводная война на Балтике

Карта-финского-залива Карта финского залива: 1 - Шепелевский маяк; 2 - остров Лансаари (Мощный); 3 - остров Гогланд; 4 - остров Большой Тютерс; 5 - остров Вайндло; 6 - полуостров Порккала-Удд; 7 - остров Нарген (Найссаар).


К началу Великой Отечественной войны у Краснознаменного Балтийского флота было 69 подводных лодок, включая учебные, находящиеся на капитальном ремонте и не прошедшие всех необходимых испытаний. При этом лишь несколько экипажей можно было считать полностью подготовленными к ведению боевых действий.

Подводные силы КБФ попали в тяжелейшее положение. Фронт стремительно откатывался на восток, и, выходя в море, подводники часто не знали, смогут ли вернуться на ту же самую базу, откуда выходили. Ситуация осложнялась еще и тем, что в первые же дни войны немецкие корабли и авиация выставили в Балтийское море и Финский залив почти две тысячи мин.

По ряду причин балтийским подлодкам не удалось оказать существенного воздействия на морские транспортные перевозки противника в кампанию 1941 г., хотя некоторые корабли и добились определенных успехов. Одной из самых известных по итогам первого года войны стала «Щ-323» (на этой лодке служил будущий политрук «Щ-408» А.Ф.Круглов). Экипажу субмарины был присвоен орден Красного Знамени.

Весной 1942 г. в Финском заливе немцы развернули два противолодочных рубежа: Гогландский («Зееигель») и Нарген-Порккалаудский («Насхорн»). Первый – по линии остров Гогланд - остров Большой Тютерс – Кургальский полуостров, второй – в самом узком месте залива – между полуостровом Порккала-Удд и островом Найсаар (Нарген).

К тому времени в Финском заливе было установлено порядка двадцати тысяч мин. Акваторию патрулировали несколько десятков немецких и финских кораблей и катеров, с которыми взаимодействовала противолодочная авиация. На островах и берегах залива располагались посты наблюдения и береговые батареи.

Однако и советские подводники набрались опыта, научились преодолевать заграждения, отработали свои действия в учебных классах Кронштадтской береговой базы. Для практической отработки действий командиров и экипажей по управлению подлодками использовались акватории реки Нева. Все это позволило с началом кампании 1942 г. осуществлять успешные прорывы в Балтийское море и топить суда противника, которые первое время ходили без всякого охранения.

В 1942 г. на основе докладов командиров подлодок командование КБФ считало, что в течение кампании всеми средствами было потоплено 52 транспортных судна и два боевых корабля. Фактически же противник потерял 23 судна потопленными и девять поврежденными. Еще большим был косвенный ущерб – из-за необходимости сводить суда в конвои, что сопровождалось длительными простоями в пунктах формирования, Германия недополучила в 1942 г. большое количество грузов, в том числе до 1 миллиона тонн шведской железной руды. На совещании в ставке А. Гитлера по военно-морским вопросам, состоявшемся 22 декабря 1942 г., главком ВМС Германии Э. Редер отметил: «Даже если Ленинград будет полностью уничтожен огнем артиллерии, подводная опасность не исчезнет, поскольку Кронштадт останется базой. Каждая подводная лодка, прорвавшаяся в Балтийское море, представляет угрозу для судоходства на всем море и создает опасность дальнейшего сокращения нашего дефицитного тоннажа».

Командование высоко оценило действия подводников. «Щ-320» и «Щ-406» были награждены орденом Красного Знамени, гвардейскими стали «Щ-303», «Щ-309» и «Л-3».

Но весной 1943 г. ситуация изменилась. Хотя к тому времени советские войска уже прорвали блокаду Ленинграда, силы КБФ не смогли помешать противнику усилить противолодочные рубежи в Финском заливе. Помимо тысяч новых мин, они установили на Нарген-Порккалаудском рубеже двойные противолодочные сети от берега до берега и от поверхности до самого дна, полностью перегородив подлодкам выход из Финского залива.

Еще до выхода в боевой поход погибла подлодка «Щ-323». При переходе из Ленинграда в Кронштадт в условиях плохой видимости субмарина вышла за пределы протраленного фарватера на полмили и подорвалась на мине. Погибла большая часть экипажа, включая командира корабля.

Лодки первого эшелона были готовы к выходу в море к концу апреля, но из-за позднего вскрытия восточной части залива ото льда поход пришлось отложить. «Щ-303» и «Щ-408» смогли выйти из Кронштадта только в ночь на 7 мая.

Подлодке командира В.И.Травкина удалось преодолеть Гогландский рубеж и добраться до Нарген-Порккалаудского заграждения, но пробиться через сети субмарина на смогла. На первом этапе похода подлодка один раз выходила на связь, но ее сообщение не было принято в базе. В результате командование Балтфлота решило, что лодка погибла, и отправило в море «Щ-408».

Единственная радиограмма от лодки П.С.Кузьмина была получена в начале суток 22 мая – командир докладывал, что противолодочные корабли противника не дают зарядить батареи, и просил оказать поддержку авиацией. 25 мая на Лавенсаари прибыли «Щ-406» и «С-12». Не дождавшись новых сообщений от «Щ-408», 29 мая в свой последний поход ушла «Щ-406». К этому моменту командование уже получило новое сообщение от «Щ-303», в котором командир просил разрешения вернуться в базу из-за исчерпания запасов средств регенерации воздуха. 31 мая такое разрешение было дано и 8 июня «щука» прибыла на Лавенсари.

Изучив доклад И.В.Травкина, командование КБФ решило предпринять еще одну попытку прорыва после окончания периода белых ночей. Первой вышла «С-12». 1 августа она передала радиограмму о том, что находится у острова Кери, и больше на связь не выходила.

Следом отправилась «С-9». Она попыталась торпедировать противолодочную сеть, и хотя торпеда взорвалась прохода в сети не возникло. 10 августа субмарина доложила обстановку и получила добро на возвращение на базу. По дороге домой «С-9» подорвалась на мине и погибла.

Потеряв четыре подлодки, командование КБФ прекратило попытки прорыва за пределы Финского залива. Только в сентябре 1944 г., когда Финляндия вышла из войны, советские субмарины вновь смогли выйти в Балтику.

По официальным данным, в 1944 г. подводные лодки КБФ потопили 35 транспортных судов, 2 боевых корабля и вспомогательное судно. В 1945-м жертвами балтийских подводников стали 24 транспорта и 10 кораблей.

Звания Герой Советского Союза были удостоены командиры подводных лодок С.Н.Богорад («Щ-310»), М.С.Калинин («Щ-307»), В.К.Коновалов («Л-3»), И.В.Травкин («К-52»). Орденами Красного Знамени награждены подлодки «Щ-307», «Щ-310», «Лембит», «С-13» и «К-52».

В 1944 г. подводные лодки КБФ потопили 16 кораблей и судов (еще четыре были повреждены), в 1945-м – 15.

В 1990 г. звание Героя Советского Союза посмертно было присвоено А.И.Маринеско («С-13»). В 1995-м также посмертно Героем России стал А.М.Матиясевич («Лембит»).

Подводной войне на Балтике посвящены десятки исторических исследований в нашей стране и за рубежом, но до сих пор многие события той войны остаются тайной.

Фотографии

Подводные лодки